История Латинской Америки через призму геополитики

 О Латинской Америке как субъекте геополитики можно говорить, начиная с 19 века. Тогда после войны за независимость испанских колоний в Америке 1810-1826 годов на карте мира появились несколько новых государств: Мексиканские Соединённые Штаты, Федерация Центральной Америки, Колумбия, Перу, Чили, Боливия, Объединённые провинции Рио-де-ла-Платы. В послевоенный период в регионе наметились две тенденции, представители которых стали непримиримыми врагами, несмотря на то, что сражались бок о бок против испанцев. Лидер национально-освободительной борьбы Симон Боливар и его сторонники (Хосе де Сукре, Рафаэль Урданета) хотели создать общерегиональную конфедерацию, дабы препятствовать попыткам Великобритании, США или Франции установить гегемонию в Латинской Америке и предотвратить возможные войны между государствами, которые бы входили в конфедерацию. Если бы сторонники данного подхода одержали победу, то образовалась бы новая конфедерация, Южно-Американские Соединённые Штаты, которая могла бы стать абсолютно полноправным участником системы международных отношений. Однако восторжествовали противники Боливара во главе с Франсиско Хосе Сантандером, Хоакином Москерой и Хосе Антонио Паэсом. Они видели в стремлении Боливара к унитаризму его диктаторские замашки и требовали обособления латиноамериканских государств друг от друга. Боливар называл их "офранцуженными смутьянами" и пытался с ними бороться, но проиграл. Так после обретения латиноамериканскими государствами независимости наметилась тенденция локализма, препятствовавшая консолидации Латинской Америки и превращения её в равноправный субъект геополитики. Более того, некоторые страны (Великая Колумбия, Объединённые провинции Рио-де-ла-Платы, Федерация Центральной Америки) даже распались на более мелкие государства. Это предопределило дальнейшую судьбу региона, а именно многочисленные военные конфликты, нестабильную обстановку внутри самих государств, а также отсутствие ярко выраженного регионального лидера.

 В 1823 году в США была провозглашена "доктрина Монро", которая предусматривала, с одной стороны, невмешательство европейских держав в дела латиноамериканских стран, а с другой - США получали полную свободу действий как в Северной, так и в Южной Америке. Под прикрытием данной концепции американский правящий класс постоянно вмешивался во внутреннюю жизнь государств, поддерживая выгодные себе политические силы, а иногда и присоединяя к себе новые территории.

К примеру, в ходе американо-мексиканской войны 1846-1848 годов к США были присоединены Калифорния, Колорадо, Невада, Юта и Нью-Мексико, ещё раньше, в 1845 году - Техас. Американская политическая элита зачастую сама финансировала сепаратистские движения в данных штатах, попутно предъявляя Мексике ультиматум о необходимости их сецессии, а затем осуществляла интервенцию. Помимо этого, 19 век ознаменовался борьбой в большинстве стран Латинской Америки либеральных и консервативных сил. Но стоит отметить, что нужно понимать слова "либеральные" и "консервативные" вовсе не так, как привыкли их понимать в России: именно латиноамериканские либералы выступали за независимость своих стран и региона в целом от диктата Соединённых Штатов Америки и свободы в заключении договоров и торговых соглашений. Консерваторы, в противовес этому, выступали за всё более тесные связи с США вплоть до полного отказа от государственного суверенитета. Гражданские войны между сторонниками либералов и консерваторов затронули почти все государства региона. В Колумбии в течение 19 века было семь таких войн, включая Войну Высших (либеральное правительство против консервативно настроенных региональных баронов) и две войны, связанные с Панамой: в обоих случаях панамских сепаратистов поддерживали США, и в 1903 году Панама стала независимой от Колумбии. Это позволило американцам вытеснить французов из зоны Панамского канала и закрепиться там до сих пор. В Чили основную роль играл не американский, а британский и немецкий капитал, вследствие чего США к этой стране относились неблагожелательно. Так, в 1879-1883 годах между Чили с одной стороны, и Перу и Боливией - с другой, шла так называемая Селитряная война, причём Чили помогала Великобритания, а её врагам - США. Главную роль в этой войне сыграл чилийский флот, который был сформирован при поддержке англичан, имевших самый сильный флот в мире. В итоге Чили приобрела огромные запасы селитры в пустыне Атакама, что вывело страну из экономического кризиса.

Однако в 1886 году произошло событие, которое не обрадовало ни США, ни европейские державы: президентом стал Хосе Мануэль Бальмаседа, сторонник ограничения иностранного влияния в чилийской экономике. Бальмаседа стал активно заниматься железнодорожным строительством и поднимать индустриальный потенциал страны, что могло бы превратить Чили в экономического лидера Латинской Америки и подать пример другим странам региона. Однако национально ориентированный президент быстро столкнулся с жёсткой оппозицией олигархов, депутатов чилийского Конгресса, а также подкупленных англичанами высших чинов армии и флота. В 1891 году в Чили произошла масштабная гражданская война, окончившаяся поражением Бальмаседы. Стало понятно, что Великобритания и США так просто не сдадутся и будут всеми силами препятствовать становлению Латинской Америки как более-менее самостоятельного игрока на международной арене. Аналогичная с чилийской ситуация имела место в Никарагуа, где пришедший в 1893 году к власти президент Хосе Сантос Селайя всячески пытался отстоять независимость своей страны от внешних сил. Главная проблема состояла в том, что провинция Москития, формально входившая в состав Никарагуа, на самом деле была "государством в государстве", где господствовали крупные американские концерны - золотодобывающая компания "La luz y los Angeles" и крупный производитель пищевой промышленности "United Fruit". В конце 1894 года Селайя покончил с автономией Москитии, чем вызвал недовольство США, которые попытались организовать мятежи против президента с использованием наёмников от корпораций (по сути, прообразов нынешних ЧВК), а также воевать чужими руками, в частности, Гондураса и Сальвадора. Однако им не удалось восстановить свою власть в Никарагуа, и в 1909 году они прибегли к прямой военной интервенции, реакцией на которую была национально-освободительная борьба генерала Аугусто Сандино, вероломно убитого в 1934 году.

 Можно констатировать, что в 19 - начале 20 века предпринимались попытки некоторых политиков поставить под сомнение зависимое положение Латинской Америки от США и Европы. Однако все эти попытки заканчивались провалом, поскольку эти программы не находили отклика у элиты. Также стоит отметить, что в этот период Россия вообще практически никак не вмешивалась в события, происходившие в регионе. Исключение составляли лишь некоторые добровольцы, которые так или иначе помогали некоторым странам приобретать более весомый геополитический статус (здесь можно вспомнить генерала Ивана Тимофеевича Беляева, который был главным военным советником парагвайской армии в период так называемой Чакской войны с Боливией). Помощь СССР стала приходить в Латинскую Америку во время холодной войны, когда геополитически было осознано, что, наращивая советское влияние в регионе, можно подорвать влияние американское. Помимо этого, значительную роль в геополитической борьбе латиноамериканских стран сыграла идеология социализма, удачно адаптированная к насущным проблемы региона. В первой половине 20 века социалистическая борьба, которая также была борьбой национально-освободительной, проиграла, поскольку, несмотря на размах боевых действий и поддержку народа, этим силам никто не помогал, то есть США как полюс Моря не имели в данном регионе свой естественный противовес, действовавший бы от имени полюса Суши. Ситуация изменилась во второй половине 20 века. В 1954 году СССР выступает в ООН с осуждением свержения президента Гватемалы Хакобо Арбенса и американской интервенции в эту страну, а в 1957-1959 годах помогает Фиделю Кастро свергнуть проамериканскую диктатуру Фульхенсио Батисты. Куба стала первым бастионом антиатлантистских сил в регионе, она даже вышла из Организации Американских государств - марионеточной интеграционной группы, созданной США в 1948 году.

Ареной противостояния СССР и США были и другие страны региона:

 1) Доминиканская Республика. В 1930-1961 годах в стране правил режим диктатора Рафаэля Трухильо, который во всём ориентировался на США. После его гибели президентом был избран Хоакин Балагер, но он исполнял свои обязанности всего лишь несколько месяцев, т.к. в январе 1962 года был свергнут и сбежал в США. Новый президент, Хуан Бош, начал коренные преобразования в стране, что вызвало недовольство американского правящего класса. Был организован переворот с приходом к власти т.н. "гражданского триумвирата", против которого боролись военные-конституционалисты под руководством полковника Франсиско Кааманьо, требовавшие возврата власти Бошу. В результате в 1965 году США предприняли интервенцию в Доминиканскую Республику, восстановив власть Хоакина Балагера. СССР выступил с осуждением интервенции.

 2) Чили. После провала американского проекта "революции в условиях свободы" к власти в стране пришёл социалист Сальвадор Альенде. Американские спецслужбы и корпорации, владевшие в Чили собственностью (например, ИТТ, владевшая всей чилийской телефонной сетью, или "Анаконда", в собственность которой входило большое количество медных рудников) потратили огромные деньги на то, чтобы Альенде не выиграл президентские выборы 1970 года, сделав ставку на таких закоренелых политиков, как экс-президенты Эдуардо Фрей и Хорхе Алессандри. Однако Альенде выиграл выборы и начал проводить экономические реформы левого толка (в других сферах, стоит отметить, левых реформ не было). Так, была национализирована большая часть крупной собственности граждан США, при этом было заявлено о готовности выплатить компенсации. Была провозглашена политика "интервенций", т.е. национализации фирм не справляющихся со своими обязанностями собственников с последующей их перепродажей. В военном, экономическом, политическом и культурном сотрудничестве Альенде тяготел к СССР, Кубе и странам Варшавского блока, что не могло нравиться США. Тогдашний секретарь американского Совета по национальной безопасности Генри Киссинджер даже заявил: "Я не понимаю, почему мы должны позволять стране становиться марксистской только потому, что её народ столь безответственен". Налицо пренебрежение интересами чилийского народа, который сам, без вмешательства извне, избрал президентом социалиста. В ход пошли разного рода провокации, саботаж связанных с США олигархов, проплаченные забастовки дальнобойщиков (что очень напоминает современную Россию), уклонения от предложений чилийской стороны по выплате компенсаций за национализированную собственность, а также террористические акты и убийства политиков, осуществляемые организацией Patria y Libertad ("Родина и свобода" в переводе с испанского) . Но режим Альенде, несмотря на всё это, держался, поскольку посильную экономическую помощь Чили оказали СССР, ГДР и Куба. Тогда американский истеблишмент прибегнул к крайней мере - военному перевороту, который возглавил генерал Аугусто Пиночет. Альенде покончил с собой (по другой версии - был убит), а режим Пиночета уничтожил десятки тысяч сторонников левых сил.

 3) Никарагуа. С 1934 по 1979 годы страна находилась под диктатурой клана Сомосы. За это время в Никарагуа произошёл невиданный рост коррупции, высшие офицеры и чиновники занимались прибыльным бизнесом, да и сам Анастасио Сомоса владел крупнейшим производством кофе, несколькими десятками ферм по выращиванию крупного рогатого скота, сахарными заводами, цементными фабриками и крупнейшей газетой "Новедадес". Бизнесмены за право работать безопасно платили откаты самому диктатору. В это же самое время граждане жили в нищете вследствие действия так называемого "плана Эдвардса", американского финансового эксперта, по жёсткой экономии средств на социальные нужды и малое предпринимательство. Сомоса был чрезвычайно лоялен к американцам, и президент Франклин Рузвельт даже произнёс про него свою знаменитую фразу: "Он, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын". Сопротивление диктатуре было очень незначительным до того, как при поддержке социалистических стран был образован СФНО (Сандинистский фронт национального освобождения), который возглавляли Томас Борхе, Виктор Тирадо, Генри Руис и братья Умберто и Даниэль Ортега. Спусковым крючком для войны с диктатурой стало убийство одного из лидеров оппозиции, главного редактора газеты "Ла Пренса" Педро Хоакина Чаморро. В июне 1979 года началось общенародное восстание против клана Сомосы, и все политические силы в Никарагуа признали СФНО ядром сопротивления. На совещании министров иностранных дел стран ОАГ был озвучен тезис, выдвинутый Збигневом Бжезинским: либо полная победа СФНО, либо военная интервенция США под флагом ОАГ. Однако был избран иной сценарий: поддержка так называемых "контрас", которые развязали войну против правительства СФНО. Интересно, что финансирование антисандинистских сил шло из денег крупных наркоторговцев, которые в обмен на это получали право экспорта кокаина в Штаты с санкции ЦРУ и чиновников администрации Рейгана. Помимо этого, здесь же разгорелся так называемый "Ирангейт", или "скандал Иран-контрас": США через посредничество Израиля продавали Ирану, который тогда вёл войну с Ираком, американские зенитные и противотанковые ракеты, а взамен были бы освобождены захваченные "Хезболлой" американские заложники и полученные деньги пошли бы на финансирование никарагуанских "контрас". Кстати, когда данная операция, проведённая в обход наложенного на Иран эмбарго на поставки вооружений, стала достоянием общественности, никто за это ответственности не понёс.

 4) Колумбия. С 1984 года в стране идёт гражданская война, в которой участвуют правительство, левая партия ФАРК (в переводе на русский - Революционные вооружённые силы Колумбии), наркокартели и криминальные группировки. США формально поддерживают только правительство, неофициально же помогают наркомафии (в обмен на лояльность и финансирование выгодных политических сил) и правым террористическим группировкам, так называемым "парамилитарес". Колумбия богата нефтью, и американские нефтяные компании являются там полновластными хозяевами. Главное требование ФАРК, в свою очередь, национализация нефтяной отрасли. Недавно, при посредничестве Кубы, между правительством и левыми повстанцами было заключено перемирие, но не факт, что конфликт не остановится.

Можно и дальше перечислять военные диктатуры, которые поддерживались США, гражданские войны и интервенции в данном регионе, в которых они участвовали. Главное -  социалистически ориентированные силы в Латинской Америке получали помощь от СССР, но не были от него полностью зависимы. Это демонстрирует и тенденция "левого поворота", имевшая место уже после развала Советского Союза. Приход к власти Лулы да Сильвы в Бразилии, Рафаэля Корреа в Эквадоре, Мишель Бачелет в Чили, Нестора Киршнера в Аргентине, Уго Чавеса в Венесуэле и Эво Моралеса в Боливии ознаменовал собой переход к осмыслению латиноамериканской идентичности и места региона в многополярном мире. Неслучайно объединение стран региона, где у власти находятся левые правительства, называется Боливарианским альянсом - явно демонстрируется преемственность с идеями Симона Боливара. Противостояние латиноамериканских социалистов с США автоматически толкает их к необходимости масштабного сотрудничества с Россией и Китаем. Сотрудничество с Россией проявляется в основном в поставках военной техники и в сфере энергетики, а с недавних пор - и в исследованиях космоса, чему является свидетельством открытие "Роскосмосом" в Бразилии первой зарубежной станции мониторинга околоземного пространства, а с Китаем - в сфере IT-технологий (спутники связи, компьютерные и телефонные сети).

Интересно, что даже после прихода к власти в Бразилии и Аргентине неолибералов Мишела Темера и Маурисио Макри сотрудничество этих стран с Россией и Китаем нисколько не пострадало, то есть можно всецело говорить о том, что наши страны имеют в Латинской Америке прочный задел, оставшийся ещё с 20 века. Главное в первую очередь для России - этот задел не растерять и наращивать сотрудничество с регионом.

Таким образом, из всей вышеизложенной информации можно сделать несколько выводов. Во-первых, латиноамериканский регион с точки зрения геополитики является классическим плацдармом конфронтации не только между Сушей и Морем, но и морских держав между собой. Во-вторых, именно Латинская Америка демонстрирует нам наиболее явно, что глобальное деление на "левых" и "правых" в принципе устарело, поскольку латиноамериканские социалисты, в отличие от европейских "собратьев", не являются глобалистами. В-третьих, Россия и США будут в данном регионе неизбежно противостоять, и приход Трампа к власти здесь не играет никакой роли. Вполне возможно, что, будучи поклонником доглобалистской Америки 19 века, Трамп попытается вернуться к формату, который будет напоминать доктрину Монро. А это уже будет прямой угрозой интересам нашей страны в регионе.

Читать полностью

EMI6 May 2017
185
 0.00